Валерий Коган


Рейтинг@Mail.ru

 

Булочки

    Авраам, крепкий старик с аккуратно подстриженной седой бородой, окаймлявшей его суровое лицо, похожий на своего тезку - библейского праотца, дремал, сидя на диване в глубине большой комнаты.
     Его сын Эли и я расположились за столом поодаль и разговаривали вполголоса.
     - Работа у тебя будет нетрудная, - несмотря на марокканские корни, Эли вполне прилично говорил по-русски. - Купать его нужно будет изредка, по необходимости. Утром его нужно поднять, посадить в кресло-каталку, помочь умыться. А потом - самое главное - он должен помолиться. Если утром не помолится, он становится ненормальным. Сможешь приходить часов в семь?
     "Это даже хорошо, что рано", - подумал я и согласно кивнул.
     - Придешь, наденешь на него талит, наложишь тфилин, и пусть молится. Ты умеешь накладывать тфилин?
     Я нагло сказал:
     - Научусь.
     Работа и в самом деле оказалась несложной.
     Ровно в 7 часов утра я входил в его квартиру. Авраам уже ждал меня - он привык подниматься рано. После утреннего туалета я подкатывал его к столу, облачал в талит, накладывал тфилин, обматывая ремнями правую - здоровую руку, потом садился напротив и созерцал, прихлебывая чай с пряным запахом листочков "нана", приготовленный его женой.
     Авраам молился сосредоточенно, закрыв глаза и шевеля губами. Большинство молитв он знал наизусть, и лишь иногда просил меня подать с полки молитвенник. Я смотрел на его просветленное лицо, и странное чувство охватывало меня, будто я стал невольным свидетелем прямого общения с Богом, будто молитва эта - не монолог, а диалог, и Авраам слышит своего невидимого собеседника...
     Молитва длилась около получаса. Потом я снимал талит и тфилин, складывал в специальную сумку и подавал завтрак. На завтрак всегда было одно и то же: кофе с молоком и булочка с маргарином.
     Однажды утром в доме не оказалось булочки для завтрака, и Авраам обратился ко мне:
     - Ты не мог бы сходить в пекарню и купить булочки?
     - Конечно, могу. Нет проблем.
     - Знаешь пекарню здесь, за углом?
     - Знаю.
     - Мы всегда там покупаем. Там хорошие булочки.
     - Хорошо, там и куплю.
     Купил я ему булочки, а потом подумал: "Надо бы и себе купить". Но в этой пекарне булочки были не то, чтоб плохие, но слишком уж сладкие и сдобные, мы привыкли покупать в другом месте. Метров через триста находилась еще одна пекарня, в которой работал приветливый араб, с которым я, заходя за булочками, всегда обменивался несколькими фразами, и даже, если у него не было мелких денег на сдачу, он возвращал мне купюру со словами: "Ничего, завтра занесешь". Но покупал я у него булочки по одной причине. Нигде больше не было таких мягких и пушистых булочек с хрустящей корочкой, которые одинаково хороши были и с вареньем, и колбасой. Да и стоили они заметно дешевле.
     Прогулялся я к нему, купил себе десяток булочек и с двумя пакетами вернулся к Аврааму.
     Авраам удивленно глянул на второй пакет и спросил:
     - А это что?
     - А это я себе купил.
     - Другие? - удивился Авраам.
     - Мне эти больше нравятся.
     Авраам заинтересовался:
     - А сколько они стоят?
     - Пять шекелей за десяток.
     Булочки Авраама стоили шесть шекелей, поэтому он заинтересовался еще больше.
     - Можно попробовать?
     - Конечно, - и я намазал маргарином теплую булочку с хрустящей корочкой. Авраам откусил кусочек и покачал головой:
     - В самом деле, очень вкусно.
     Он доел булочку и попросил еще одну, а, прикончив и ее, сказал:
     - Слушай, ты себе еще купишь. Оставь эти мне. Ладно?
     - Ладно, - согласился я. Авраам выудил из кармана монету в пять шекелей и положил на стол.
     С того дня это вошло в мою обязанность - каждое утро ходить в пекарню к арабу за булочками. Я приносил два пакета, один откладывал в сторону для себя, а второй клал на стол, сразу же извлекал булочку и намазывал маргарином.
     Так продолжалось около месяца. Но как-то раз в душу Авраама закрались сомнения.
     - Где ты покупаешь эти булочки? - спросил он после завтрака. - В какой пекарне?
     Я честно и откровенно признался, что хожу за ними в пекарню подальше, что привык там покупать, потому что булочки там вкуснее.
     - Это у араба ты покупаешь?
     - Да, у араба, - подтвердил я, не чувствуя за собой вины.
     Авраам покачал головой:
     - Мне нельзя есть эти булочки. Запрещено. Это не кошерно. Ты больше не покупай мне там.
     - Хорошо, - согласился я. - Буду покупать в ближней пекарне.
     На следующий день я принес два разных пакета - один из ближней пекарни, второй - из дальней.
     Авраам откусил кусочек кошерной булочки и скривился.
     - Это не вкусно, - пробормотал он.
     - Зато кошерно, - заметил я.
     - Кошерно, - проговорил Авраам и героически доел свою булочку. Вторую, вопреки обыкновению, он не попросил.
     На следующий день я снова зашел в обе пекарни и купил два пакета булочек. Принес, положил свои булочки на кресло, а кошерные - на стол. Хотел, было, достать одну, но Авраам остановил меня.
     - Постой, - говорит, - это булочки невкусные, я хочу вон ту, - и он показал на пакет на кресле. Я хотел объяснить, что эти булочки не кошерные, что они из арабской пекарни, но не успел. Авраам впился в меня взглядом и спросил с надеждой в голосе:
     - Они ведь из ближней пекарни? Да?.. Из ближней?.. Да?
     И столько мольбы было в его взгляде, что я не смог открыть ему правду.
     - Да, из ближней, - подтвердил я.
     - Дай мне, дай, - умоляюще пролепетал Авраам, и не успел я намазать булочку маргарином, он впился в нее зубами, осыпая себя крошками.
     А я подумал: может, нехорошо, что я обманул его, но он так хотел быть обманутым! Да и обман ли это? Он прекрасно знал, что булочки испечены не евреем, а значит, не кошерны. Но если он съест некошерную пищу, не зная о том, что она не кошерна, на нем как бы и нет греха. Весь грех теперь ложится на меня, поскольку я солгал.
     Так как же верующий человек относится к Богу? Как к Всевышнему и Всемогущему? Или как к начальнику, которого можно и обмануть, как только он отвернется? Ладно, Авраам, парализованный старик, грех которого не так уж велик, по сравнению с попыткой обмануть Бога в масштабах страны, как это происходит при продаже арабу всего хлеба Израиля перед праздником Песах. И это при том, что ничто никуда не исчезает, а всего лишь полки с квасным затягиваются полотнищами. Можно подумать, Бог за полотнища эти не заглядывает. Причем, это не игра. Ходят по Израилю суровые проверяющие и за неспрятанное пиво нещадно штрафуют, а то и магазин закрыть могут. А если подумать на минутку, что произойдет, если тот араб, которому за символическую плату достались неисчислимые запасы муки, дрожжей, пива и еще много чего некошерного для Песах, так вот если он после праздника потребует, чтоб все, что он купил, привезли ему домой...
     А Авраам по-прежнему каждое утро ест арабские булочки. Он свято верит, что они кошерные. По крайней мере, делает вид.
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 114     Средняя оценка: 2.6


ту на колбасы вареные
Авто новини кіровограда. | шлюхи индивидуалки питера, здесь | сайт проституток питера, если вы устали | порно онлайн, секс